21.07.2020

Быть

1

Натянутые, невидимые связки, жилы «быть»
между двумя именами
знаком тире, леской,
соединяющей жизнь и смерть,
а мы вымазываем стены
мёдом;
пепел, кричащий от капли воды,
обратись указательным «это»,
чтобы вершинами гор
земля
исцарапала
небо,
небо-питомец, птенец, глаз палеозоя,
над мукой перемолотого времени.

2

Книга
раскрытая стоит напротив другой
с зеркальными страницами,
обращённая
к себе на Вы,
ослеплённая
сиянием
своей глубины — отражённой поверхности
воды источника —
не начало или конец,
а блуждающая
зона, звезда, множество одного,
бегунок реле,
ноль,
летящий по знаку
«равно»,
как голод
вращает язык в пустоте рта;
пустая туманность,
дао без центра,
оспаривающее код бытия,
корнями рвущего terra
запада.

3

Инфинитив —
распустившийся
цветок метафизики,
вобравший
в себя тысячи лет
мыслительной полифонии,
рассеянной по страницам
книг и рукописей,
преданных огню,
от которых
он начинал спокойней гореть,
словно задумывался
о тщетности своего действия,
и часто гас,
успев сжечь только края.

Горящие крылья становятся зеркалами.
Книга в кипящей смоле становится старше себя,
превращаясь в камень.

4

Слово между двух переменных — ХХ — ось
абсцисс, вышедшая из себя, чтобы осознать
своё «быть», видя своего двойника
в пепельном крыле бабочки,
охраняемой двадцатью римскими легионерами.

В дрейфе двух вертикалей кричит женщина,
как ржавчина думает железом —
громче, чем произрастание «я» в невидимом
потоке означающих, число которых теряется
в густом тумане будущего:
амплитудная дрожь
кардиограммы «быть» такая же
неопределимая, как и в игре второй
скрипки симфонического оркестра
неуловимо даже для искушённого слушателя
нестандартное положение смычка относительно
струн,из-за чего у девушки в правом ряду
сохнут губы, и дождь закончился,
не успев начаться.

5

Я говорит цвету — быть.
Он отвечает: «Я есть до тебя,
до слова, звука (произнесённого я)» —
в утвердительном молчании света,
от которого ночь становится белой,
на черновике зрачка опыляется мир,
который можно увидеть, зарыв
голову в землю: опрозрачнивание
белка
яблока.

6

Ось танцует пред осью,
как перед своей тенью.

Греция предложила свой глаз
считать солнцем.
Мы,
циклопы,
хотели внести его в дом
на поднятых над головой
руках,
но
он оказался холодной
каменной глыбой,
неподъемным чёрным солнцем «быть»,
из-за чего мы решили уйти
ни с чем, оставив его образ
в памяти,
как символ своего падения,
поднятия белого флага
перед паузой, придыханием
перед вещью, определяющей
другую,
или когда явление
задумывается
перед тем как
произойти.

7

Некоторые
связаны по рукам
и ногам веревкой,
толщина которой зависит
от количества лиц,
которые ты способен
вынести.

8

Призрак слова, провал, чернильный надрез,
тире, шов отсутствия, линия горизонта.

Становление «быть» — связкой, как крушение
человека в бытие.

Секунда неловко замолчала на секунду.

«Быть» – это когда один равно одному
и другому одновременно.

В его свете всё определяет всё.

Я — цветок, моль, танк, логарифм, комета,
интервал, то, как ты смотришь
на этот переплёт книги, сухость губ
сидящей в правом ряду, рамка окна,
рама мышления, горсть
раскалённого многоточия…

«Быть» — и т. д.

«Быть» — перечисление,
двигающиеся по кругу стрелки
мерцающие между
субъектом и предикатом,
кровавый след на асфальте
от сбитой собаки…

Но ты утверждаешь, что
ничто не возвращается,
а есть лишь постоянно
смещающееся настоящее,
которое есть цепь мгновений,
замкнутых на себя — окружности, образующие
Цветок жизни, внутри
которых — мы —
витрувианские циклопы
с разведёнными руками — анкхи,
не удержавшие круги,
и теперь заключенные в них — древо,
чьи корни растут
из кроны:

Кетер, Хохма, Бина,
Хесед, Гвура, Авая,
Цваот, Шаддай, Адонай,
Ацилут, Брия,
Корона,
Вечность,
Основа.
Цецира, Асия,
Луна, Марс,
Плутон…

9

Рука Эко
раскачала метроном
от ордена до Фуко
на всю длину «быть»,
прочерчивая линии небесных сфер
точно,
как
строптивая симфония
усмиряется оркестром
или
кипяток, пробующий
провести контур ожога
по краю фарфора.

10

Переполняющая себя единица
выходит из себя,
при этом не становясь
пустым множеством.

След крови, подпись, первая
положительная, заглавная
А — в мотке ниток — изломана
скомканной белизной: форма асимметричного
света.
и твоё присутствие
открыто
всему,
как веер
ветру
или
аорта
смерти…

Фото: Александр Фролов

Поделиться: